Жизненный опыт
Операция в Германии
Интересная история одной семьи о том, что оперировать ребенка за рубежом - можно и посильно
Меня зовут Руслан и я отец ребенка с расщелиной.
О том, что наша дочь родилась с расщелиной мы узнали в процессе родов. Ни УЗИ во время наблюдения беременности, ни УЗИ непосредственно перед родами, нам такой информации не дало.

Маша наша вторая дочка, и мы выбрали платные роды, чтобы я мог на них присутствовать, а супруга чувствовала себя спокойнее.
Поскольку я присутствовал при родах, то смог увидеть дочь раньше жены. По тому, какими тревожными взглядами обменялись врач и медсестра я понял, что не все идет гладко. Раньше я понятия не имел про подобные нарушения, поэтому не понял, что именно не так с нашей дочкой и насколько все серьезно. После того, как дочку показали жене, у нее случилась ожидаемая реакция, с которой сталкивалась, наверное, каждая женщина, которая только что узнала о расщелине у своего ребенка. Пока супруге оказывали послеродовую помощь и манипуляции, врачи на скорую руку объясняли мне, что сейчас такое случается раз на сто родов, что сейчас это успешно лечат и нет поводов для беспокойства. Я пробыл с женой еще какое-то время, но надо было возвращаться к родственникам, и я поехал домой.
Только оказавшись в машине меня эмоционально прорвало. Я так понял, что необходимость поддерживать жену в роддоме держала меня в тонусе, но оказавшись наедине с собой я не смог удержаться от рыданий.
На следующий день примчавшись утром в роддом, я застал жену и дочку вместе в палате. Жена уже была спокойна, и мне сразу стало ясно, что мы это переживем и все у нас будет хорошо.
Как и у всех родителей таких детей – у нас были трудности с кормлением, дочка не могла набирать вес, так как это происходит у обычных деток, но в конце концов с помощью специальных бутылочек и техник кормления, всё наладилось.
Сразу в роддоме нам дали контакты московских клиник, которые занимаются подобными проблемами. Мы побывали, по-моему, во всех из них, перерыли интернет, читали чужие истории и искали, искали, искали.
Мы долго выбирали клинику, где будем оперировать свою дочь. Все-таки лицо для любого ребенка, особенно для девочки – это ЛИЦО, то, на что любой человек обращает внимание в первую очередь, когда видит другого человека.
Выбирать хирурга, который повлияет на судьбу твоего ребенка очень непросто. Нести ответственность за себя – это одно. А за ребенка – это на 200% важнее.
Я не хочу критиковать нашу медицину или наших врачей. Это был 2004 год и мнение о наших клиниках было не особо хорошее. Мы были в РДКБ, Больнице святого Владимира, НПЦ в Солнцево. Мы понимали, что за границей это сделают лучше. И тут случилось событие, окончательно настроившее нас на операцию за границей. Наши знакомые нашли семейную пару, у которых дочка с подобной проблемой на полгода нас старше, и они только что вернулись из Германии. Мы поняли, что можем сразу и на результат посмотреть и контакты доктора получить и все консультации по организации поездки. Нам очень понравился результат операции, который мы увидели.
Первую операцию нам сделали в 6 месяцев в западногерманском городе Ахен. Там огромный медицинский центр совмещенный с учебным университетом, студенты имеют возможность практиковаться и слушать лекции практикующих хирургов. Вторую операцию назначили через год.
И тут образовалась неожиданная проблема. Наш лечащий немецкий врач сменил клинику, переехав в восточную Германию в город Нойруппин. Просто чудо, что мы не потеряли при этом его контакты.
Выяснив, что для него это хороший карьерный ход, он занял должность начальника отделения пластической и челюстно-лицевой хирургии, мы приняли решение следовать за ним.
Следующие три операции мы делали у него же, но уже в другой клинике.
Всего наша дочь перенесла 4 операции, начиная с 6 месячного возраста. Сейчас ей уже 13 лет, большинство наших мучений позади, осталась только корректирующая пластика после 18 лет.
В Германии очень хорошо развит общественный транспорт, но не зная языка сложно им пользоваться. Мы пошли по пути наименьшего сопротивления и каждый раз брали машину на прокат, чтобы добраться до клиники. Тем более что мы, дабы отвлечь себя от волнительных мыслей перед операцией, старались превратить поездку в отпуск с экскурсиями и развлечениями. После того, как дочь через неделю отпускали из больницы, мы старались ездить на машине по разным достопримечательностям.
Клиника находится в 100 километрах от Берлина в городе Нойруппин (Neuruppin). Территория клиники очень красивая, ухоженная. Вообще, вся атмосфера напоминает какой-то пансионат, и конечно же, уже в те времена (2006 год) она была далека от российских реалий даже сегодняшнего времени. Все эти годы, начиная с 2004 мы оперировались у одного доктора, его зовут Кристиан Штоль. Он профессор, доктор медицинских наук, заведующий отделением пластической хирургии. Доктор прекрасно владеет английским языком, это было весьма кстати, потому что в нашей семье немецкого не знает никто. Хочется отметить, что весь персонал клиники очень доброжелательно и замечательно относится ко всем пациентам. И доктор Кристиан – не исключение.
Госпитализация в клинику упрощена до удивительного - никаких анализов заранее сдавать не надо, главное, чтобы ребенок не болел на момент госпитализации.
Стоимость операции определяется индивидуально, в нашем случае это было каждый раз порядка 6000 евро с проживанием мамы вместе ребенком в палате.
Родитель с ребенком размещается в одноместной палате, а сопровождающее лицо может находится в служебной комнате при больнице. Так было и у нас: жена и дочка в палате, а я проживал в этой комнате. Неделю после операции необходимо находится в больнице, а затем еще неделю можно жить уже, например, в отеле, а в больницу приходить на ежедневный прием и осмотр.
Всем настоящим и будущим родителям я хочу сказать: какой бы шокирующей не была новость о том, что у вас родится или родился ребенок с расщелиной – вы для него – единственная опора и надежда и кроме вас никто не справится с задачей сделать его счастливым человеком в этом мире!
Конечно кому-то, подобный путь может показаться очень сложным, полным неизвестности и трудностей, связанных с пребыванием в другой стране, общением с персоналом. И мы, честно говоря тоже так думали. Но как гласит поговорка: «дорогу осилит идущий». Нужно лишь начать, дальше всё будет складываться в цепочку. Нужно отметить, что многие люди старшего возраста в восточной Германии учили русский язык и очень хорошо относятся к русским. Там достаточно большая диаспора русских иммигрантов. В одну поездку даже уборщица в отеле была русской.
Я по профессии программист и когда это с нами случилось мы жили весьма скромно. Деньги на первую операцию собирали по всем родственникам и друзьям. На вторую и третью операции деньги дал спонсор, одного из наших хороших знакомых. Четвертую уже осилили самостоятельно. Для меня этот жизненный стресс был еще и хорошим стимулом к карьерному росту.
Хотите поделиться своим опытом? Присылайте свои истории и фото на youforlife@yandex.ru
Made on
Tilda